Wella-salon.ru

Женская красота и Здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Может ли диагноз рак быть ошибочным

Неверная диагностика рака: бич российской медицины

Поделиться:

В интернете можно встретить достаточно мнений о лечении в Израиле. Одни восхищаются израильской медициной и боготворят врачей этой страны. Другие говорят, что медицина в России ничем не хуже, а в Израиле пациенты просто переплачивают за повышенный уровень комфорта и внимания со стороны врачей и медицинского персонала.

Ежедневно по роду своей деятельности я общаюсь с пациентами, которые побывали на лечении в Израиле. За последний год их количество исчисляется сотнями, а может, даже тысячами. К сожалению, а скорее всего к счастью, уже очень давно мне не приходилось иметь дело с российской медициной. Поэтому судить о ней могу только по историям пациентов, которые приезжали лечиться в Израиль, а также по отзывам израильских врачей.

Если оставить в стороне общий уровень медицины, подготовки врачей и условия пребывания пациентов в больнице, то особого внимания заслуживает количество случаев неправильно поставленных в России онкологических диагнозов. По разным оценкам, в израильские клиники поступает не менее 10-30 % пациентов из стран СНГ (в основном из России), которым поставили неверный онкологический диагноз на родине. Естественно, что в Москве и Санкт-Петербурге ситуация в этом плане не так катастрофична, как на периферии, но все равно оставляет желать лучшего. Это также одна из причин, по которой прогнозы российских врачей в отношении онкологических пациентов часто оказываются неверными.

Ниже отзывы пациентов, которые столкнулись с ошибками в постановке онкологического диагноза в России и были вынуждены обратиться за медицинской помощью в Израиль.

Александр Сидоров, г. Уфа, Республиканский онкодиспансер

Медицине известно только четыре стадии рака, однако в Уфе врачи решили не мелочиться и поставили отцу Александра сразу 6-ю стадию. Израильские онкологи сильно удивились, более того, по результатам диагностики выяснилось, что у его отца не рак желудка, а совсем другое онкологическое заболевание.

Папе поставили в онкоцентре Уфы диагноз рак желудка 6 (. ) стадии, до 23 февраля он не должен был дожить. Когда мы засомневались насчет диагноза, то нам зам. главного врача республиканского онкодиспансера Алсу Анасовна даже не стала справку выдавать для ускоренной выдачи загранпаспорта для папы: «пустая трата денег для безнадежно больного!» — ее слова. Но Израиль пришел на помощь — прислал вызов, мы оформили паспорт за три дня и сразу после Нового года вылетели на диагностику. Нам поставили диагноз, начали лечение. Были мы с 5 по 23 января 2015 года первый раз и с 14 по 21 февраля второй раз. За месяц у папы пропала одышка, исчезли отеки с живота, нормализовалось давление, вернулся сон, аппетит, ушла жидкость из легких. Желудок (неходжкинская лимфома!) перестал его беспокоить. После этой поездки я уже не ставлю под сомнение полную некомпетентность и отсутствие человеческих качеств у наших, российских, точнее — УФИМСКИХ онкологов — вне сомнения — ни компетенции, ни человечности у них просто нет. Такую медицину надо хоронить. (. )

Егорова Ольга, г. Самара, Областной клинический онкологический диспансер

В рассказе Ольги все сказано, ни прибавить, ни убавить.

Целый год лечилась на родине в России (кстати сказать в очень крупном онкологическом центре) и все бесполезно как выяснилось ((( Лечили лечили меня целый год,через год дали справку о том что здорова (мол приходите через полгода на плановую проверку и рукой мне помахали (списав мое не очень хорошее самочувствие на состояние после химии), через месяц было принято решение лететь дообследоваться (так как состояние оставляли желать лучшего. ) в Израиле в течение 3 -4 дней были сделаны все анализы и обследования и вынесен вердикт к сожалению очень неприятный (болезнь развивалась и развивалась полным ходом) и помочь мне могла только ТКМ ( трансплантация костного мозга). Кстати сказать в Израиле мне так же была проведена операция биопсии которая выявила совершенно другую форму моего заболевания (другими словами меня целый год травили химией которая мне совершенно не подходила, из за чего я получила невосполнимый урон в здоровье (с которыми мне предстоит жить всю оставшуюся жизнь ((грустно — но такова суровая действительность нашей медицины. (. )

Ольга Малышко, г. Санкт-Петербург

Полтора года Дашу неправильно лечили в России, каждый следующий врач просто переписывал заключение предыдущего, пока биопсия, проведенная в НИИ онкологии им. Петрова, не показала саркому Юинга. Сейчас у Даши все хорошо.

Сначала мы лечились в России, но целых полтора года нам ставили неправильный диагноз. Затем сделали операцию по удалению опухоли- не выяснив что это. Тем самым усугубили положение и через полтора месяца опухоль вернулась за сутки в три раза больше. Состояние наше было ужасным и мы приняли решение поехать лечить дочь в Израиль. Мы с дочерью приехали в клинику Ихилов (детское отделение Дана) в марте 2013 г. В клинике нам сделали полное обследование и вопрос встал очень жестко- жизнь или смерть- прямым текстом. Но врачи не отказали нам и составив протокол лечения, делали все, что могли. Лечащий врач нашей дочери — доктор Левин. Наша девочка прошла все лечение — 7 курсов химиотерапии,операцию по удалению лопатки, затем еще химию, пересадку костного мозга и 25 сеансов радиотерапии. Лечение было тяжелым,но в середине февраля 2014 г. дочь успешно его закончила. Мы благодарны всем врачам и медсестрам клиники и всему медперсоналу,а так же всем волонтерам,которые каждый день устраивали в отделении детям праздник. На данный момент у нашей дочки все хорошо! Сейчас она продолжает свою учебу в школе и каждые 2 месяца проходит обследование у своего лечащего врача в Израиле! (. )

Светлана Мыльцева, г. Москва, клиника “Ниармедик”

Целых полгода Светлана проходила лечение в частной клинике в Москве, пока в ФГБУ им. Герцена не поставили диагноз “рак молочной железы». В Израиле при обследовании были обнаружены множественные метастазы в костях, то есть это уже была 4-я стадия рака, а не третья, как предполагали московские врачи. Кстати, лечение в Израиле дало отличные результаты, Светлана сейчас находится в ремиссии и приезжает только на проверки.

Первые проблемы пришли через 1,5 месяца после рождения дочери, образовавшееся уплотнение в правой МЖ я успешно победила, это был лактостаз, а спустя 2 недели снова обнаружила уплотнение в левой МЖ, в этот раз мои методики не сработали — уплотнение не поддавалось. Начались мои бесконечные походы к маммологам, прохождение многочисленных УЗИ, все специалисты твердили одно и то же – «у Вас ЛАКТОСТАЗ, сцеживайтесь». Уплотнение не расцеживалось уже 3 месяца и совсем не болело, оно не было похоже на лактостаз, но, как тогда мне казалось, врачам же видней. Доктор настолько меня убедил, что мне даже в голову не пришло обращаться к другому врачу для уточнения диагноза. Все дальнейшие назначения врачей, направленные на завершение грудного вскармливания, только поспособствовали прогрессивному росту опухоли… После завершения лактации мне сделали биопсию тонкой иглой из уплотнения и лимфоузла. 16 марта 2014 года я узнала результат: «Рак протоковый высокодифференцированный, метастаз рака протокового высокодифференцированного». (. )

Ирина Кравченко, г. Москва

Ирину долго обследовали в одной из частных московских клиник, по результатам диагностики объявили, что она умирает от рака желудка. Заключение израильских врачей: “Здорова как лошадь”.

В России после многочисленных и сильно недешевых обследований мне сообщили, что я практически умираю от рака желудка и ситуация крайне тяжелая, впрочем, они могут провести еще несколько дорогостоящих обследований). Но я решила проверить диагноз в Израиле. Обследование проходило четко по плану, за пять дней мы все успели сделать. Еще отмечу, что мысль дать денег врачу сверх оплаченного просто не приходит в голову. Диагноз ни разу не подтвердился, ура! (. )

Читать еще:  Сенчина людмила причина смерти рак чего

Ольга Канавина, г. Ярославль

8 месяцев мучительных болей прошло до постановки правильного диагноза “рак челюсти”. За это время Ольга прошла бесконечное множество различных специалистов, побывала в разных медицинских учреждениях. Правильный диагноз поставили только в Клинической больнице №86 г. Москва. Израильские врачи смогли не только вылечить Ольгу, но и полностью сохранить внешность очень красивой девушке. Сейчас критичный период для рецидива прошел, и Ольга только раз в год приезжает на контрольные обследования.

Они реально, как в детском саду, стояли, смотрели и пытались угадать, что со мной. Просто ПЫТАЛИСЬ УГАДАТЬ. Потом пришёл Варшавский. Он меня осмотрел, пощупал нёбо. Предварительно поставили опухоль слюнной железы. Взяли пункцию. (пункция- длинной иглой проникают в исследуемый орган и берут маленькую частичку этого органа на обследование). Ужасные боли все это время не прекращались. Пункцию брали как раз перед ноябрьскими праздниками. Сказали, что результаты будут готовы только после праздников, это ещё ожидание и нескончаемая боль в течении полторы недели. Обосновали, что «на носу» праздники и если меня положат в больницу, то толку будет мало, все равно в больнице в это время никого не будет.(. )

Это лишь очень немногие из тех пациентов, которым “повезло” в том смысле, что правильный диагноз все-таки был установлен, и они успели получить необходимое лечение в Израиле. Сколько же еще пациентов, страдающих от непереносимой боли и неизвестности, обивает сейчас пороги медицинских заведений в России?

Ошибочный диагноз в онкологии: ведущий израильский онколог, профессор Авраам Котен отвечает на самые волнующие вопросы

Ошибочный раковый диагноз? Насколько это возможно в высокоразвитых с точки зрения медицины странах? Ведущие израильские онкологи считают, что, естественно, от ошибок не может быть застрахован никто, но речь идет об единичных случаях. Интервью с профессором Авраамом Котеном, в котором он рассказывает о том, как проводится диагностика рака в Израиле, и почему ошибки практически исключены.

Автор Елена Левина

Как проводится обследование в Израиле?

Профессор Котен подробно рассказывает о том, как проводится обследование при подозрении на злокачественную опухоль: прежде всего на проверку в институт патологии отсылаются образцы биопсии, и, если существует малейшее подозрение на развитие ракового новообразования, назначается проверка МРТ, КТ. Даже, если получен отрицательный результат, но состояние пациента не изменилось к лучшему, специалисты предпочитают проверить результаты еще раз.

Насколько гарантирована точность результата?

Вы в своей практике встречались со случаями, когда диагноз рака оказался ошибочным?

На самом деле, это исключительные случаи, очень-очень редкие. За всю мою обширную практику, а это, заметьте, более 40 лет, я практически не сталкивался с подобными случаями. К сожалению, чаще всего происходит наоборот: неквалифицированные врачи не могут определить причину заболевания, ставят неправильный диагноз, лечение не назначается вовремя. Это настоящая проблема. Те счастливые случаи, когда пациенту говорили, что у него рак, а потом оказывалось, что нет, это большая редкость. По крайней мере, в такой стране, как Израиль, где на развитие онкологии вкладываются огромные средства – денежные, людские, технологические.

Важно понимать, что результаты, на основе которых диагностируется злокачественность новообразования, появляются не из воздуха, они основываются на результатах патологического или цитологического анализа тканей, и наряду с ними проверяются другие показатели, указывающие на проблемы в состоянии пациента. В спорных случаях назначается повторная ревизия биопсии.

Неправильный диагноз – к чему может привести неправильное лечение?

Практически при любых видах онкологии основным протоколом лечения остается химиотерапия: агрессивная/неагрессивная зависит от каждого конкретного случая. Представьте себе, что поставлен ошибочный раковый диагноз. Пациент начинает проходить курс химиотерапии, и мгновенно проявляются побочные эффекты. Слабость, тошнота, выпадение волос – лишь немногие побочные эффекты. Повреждается костный мозг, снижаются показатели крови, некоторые препараты оказывают влияние на состояние нервной системы человека, на работе сердца, печени и других органов. Тем не менее, важно подчеркнуть, что организм со временем восстанавливается, и, если речь, действительно идет о такой смертельно опасной для человека болезни, как рак, приходится выбирать «между двух зол» — возможными последствиями и опасностью для жизни. Но, когда речь идет об ошибках, человек платит двойную, тройную цену.

Успешное лечение рака напрямую зависит от точного безошибочного диагноза. Своевременная диагностика дает возможность назначить персонализированное лечение, оптимально подходящее для каждого конкретного пациента.

За дополнительной информацией обращайтесь:
D.R.A Medical:+972-77-4450-480 Израиль, +8-800-707-6168 Россия (звонок бесплатный).
или, оставьте заявку на сайте.

Источник интервью на иврите на сайте zap doctors

Раковая афёра: ложные диагнозы и лишняя химиотерапия

Сотни миллиардов долларов в год тратится на химиотерапевтические процедуры, которые наносят ущерб здоровью пациента и вызывают побочный эффект, получивший название «химический мозг». Два года назад эксперты по поручению Национального института рака также публично признали, что десятки миллионов «случаев рака» вовсе не были таковыми.

Десятки миллионов людей, которым благодаря недобросовестным онкологам был поставлен диагноз «рак» и которые были напуганы медицински не оправданной, но крайне выгодной химеотерапией – никогда не имели угрожающего их жизни состояния, а значит не было и необходимости в принятии подобных мер, подтвердили учёные.

Слово «рак» зачастую вызывает перед мысленным взором череду неумолимых, смертельно опасных процессов, однако рак – явление неоднородное и может развиваться различными путями, не все из которых связаны с прогрессированием метастаз и смертью, а могут заключаться в вялотекущем заболевании, которое не причиняет никакого вреда на протяжении всей жизни пациента.

Многие новообразования в организме человека диагностируются устрашающим термином «рак», даже несмотря на то, что не приведут ни к каким реальным повреждениям в организме, даже если их не лечить.

Раковая индустрия получает сотни миллиардов долларов в год на лечение пациентов, у которых никогда не было настоящего рака

Онкологи и раковая индустрия (особенно рака молочных желёз) пользуются систематическими случаями ложного диагностирования рака, запугивая пациентов и вынуждая их соглашаться на ненужные процедуры, которые помогают набирать $100 млрд. в год в качестве средств на химиотерапию для лечения так называемого «рака».

«Врачи, пациенты и широкая общественность должны осознавать, что гипердиагностика является довольно распространённым явлением и чаще всего имеет место при выявлении рака», – говорится в одной из научных статей.

В 2002 году редактор медицинского журнала поставил под вопрос эффективность маммографии для молодых женщин. «Эта тема требует тщательного контроля, – резюмирует он, – потому что женщины принимают решение о диагностике рака груди, а наша задача состоит в том, чтобы предоставлять им максимально достоверную информацию». Однако не следует забывать, что «маммографический скрининг может привести к гипердиагностике рака молочной железы, то есть обнаружению опухоли, которая не была бы обнаружена в клинических условиях на протяжении всей жизни пациента».

Раковая индустрия держится на плаву за счёт научного шарлатанства и низкопробной тактики «вербовки» новых пациентов, основанной на страхе

Всё это подтверждает то, о чем уже неоднократно говорилось ранее: раковая индустрия использует тактику запугивания, которая отдаёт «медицинским терроризмом» – перепуганных женщин и мужчин убеждают в необходимости чего-то ненужного для них, но весьма прибыльного для «агитаторов» – речь о «лечении рака», которое не принесёт пользы никому, кроме шарлатанов-онкологов.

Читать еще:  Мужчина рак собака в любви

Это сообщение повлекло за собой ряд крупных разоблачений в области диагностирования различных видов рака.

Рак груди, например, иногда представляет собой вовсе не опасное заболевание, а такое доброкачественное состояние как протоковый рак (ПКИС). Несмотря на это, миллионам женщин с ПКИС ошибочно ставят диагноз «рак молочной железы», вынуждая в дальнейшем лечиться от состояния, которое наверняка никогда не вызвало бы у них никаких проблем со здоровьем. В аналогичной ситуации оказываются и мужчины с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН) высокой степени – одной из разновидностей предвестников рака, обычно подвергающейся такому же лечению, как и настоящий рак.

Практика онкологии нуждается в серьёзных изменениях и инициативной борьбе с проблемой гипердиагностики и избыточного лечения рака. В частности, такие предраковые состояния, как ПКИС и ПИН высокой степени, не должны больше называться термином «рак».

Билл Сарди, автор книги «Больше не нужно бояться рака» («You Don’t Have to Be Afraid of Cancer Anymore»), также добавляет:

«Гипердиагностика относится к выявлению рака методом скрининга (маммография, ПСА-тесты) и она вряд ли станет очевидна врачу или выдаст себя проявившимися симптомами до того, как пациент умрёт по какой-то другой причине. Рак распространён достаточно широко, и большинство пациентов погибнет с этим диагнозом, но не от рака. Лечение и инвазивные или токсичные методы скрининга (рентгеновское излучение, маммография, пункционная биопсия) для опухолей, которые могут никогда не начать прогрессировать, не вызывают никаких симптомов и не создают угрозу летального исхода, будут представлять собой гипердиагностику и ненужное лечение».

Постепенно правда о раке выходит на поверхность, так что шарлатанство раковой индустрии ожидают дальнейшие разоблачения

Во всём этом есть и хорошая новость: если у вас только что диагностировали рак, то существует вероятность, что вы тоже стали жертвой медицинского шарлатанства и на самом деле вашей жизни ничего не угрожает.

Первый и самый важный момент в любой онкологической диагностике – онколог-скептик, пытающийся проинформировать, а не запугать вас. Не попадайтесь на уловки шарлатанов и не спешите соглашаться на токсичную химиотерапию. Для начала соберите всю возможную информацию, узнайте мнение других врачей и альтернативные варианты лечения (изменение образа жизни и др.), которые помогут предотвратить развитие рака или избавиться от него.

Вы также можете пройти онлайн тест для выявления степени угрозы рака на настоящий момент, посмотреть документальное видео и постараться узнать малоизвестные секреты о профилактике, диагностике и лечении рака.

Задумайтесь об этом: даже учёные из Национального институт рака публично признали тот факт, что многие диагнозы являются ложными и на самом деле крайне далеки от рака. Но врачи-шарлатаны продолжают «диагностировать» рак, потому что чем больше у них пациентов, тем выше доход. Они не заинтересованы в правдивой диагностике и сделают всё возможное, чтобы запугать вас и убедить в необходимости совершенно ненужной химиотерапии.

Сегодня на лечение рака уходит больше денег, чем на лечение любого другого заболевания.

Если у вас диагностирован рак, и вы полностью доверяете медицинской системе своё дальнейшее лечение, то можете смело попрощаться со своими деньгами. Даже при наличии страховки, вы, скорее всего, всё равно потратите всё до копейки. Либо выживите и останетесь с пустым карманом, либо умрёте, но всё равно с пустым карманом.

Вот как одна из женщин описала свой опыт химеотерапии:

«В мои вены вводили высокотоксичную жидкость. Медсестра, проводившая эту процедуру, надевала защитные перчатки, потому что вещество оставляло ожоги, если хотя бы крошечная его капелька попадала на кожу. Я не могла не спрашивать себя, что же происходит со мной внутри, если для защиты снаружи требуются такие меры предосторожности?» В течение следующих двух с половиной дней после этой процедуры меня мучила рвота. На протяжении всего лечения я горстями теряла волосы, у меня пропал аппетит, нормальный цвет кожи и интерес к жизни. Я превратилась в ходячего мертвеца».

Смертельный бизнес в США

Раньше главной причиной детских смертей в Америке были несчастные случаи, теперь – это рак. Рак лидирует среди причин детской смертности в США – Американским институтом рака (American Cancer Institute) ежегодно регистрируются 13 500 новых диагнозов. Каждый из 300 мальчиков и каждая из 333 девочек возрастом до 20 лет заболевают раком, по данным Американского общества клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology).

За прошедшие 100 лет заболеваемость раком увеличилась во всех возрастных группах. Данные Государственной службы здравоохранения США (U.S. Public Health Service) показывают, что, если в 1900 году число смертей от рака было 64 на каждые 100 000 человек, то в 2005 году это число увеличилось почти в три раза, достигнув 188,7 человек на каждые 100 000 человек.

Коалиция по профилактике рака (Cancer Prevention Coalition — CPC) отмечает, что рак – это большой бизнес в этой стране: «Победа в войне с раком означает уничтожение рака. Однако, рак – многомиллиардный бизнес. Разве уничтожение рака это не плохо для бизнеса? Это фармацевтический и маммографический бизнес. У этих отраслей существуют сложные связи с американскими политиками, направляющими финансы на исследования, обеспечивающие их прибылью от лечения и диагностики рака».

Что вызывает рост заболеваний раком, особенно у детей? Это могут делать два главных фактора – химикаты и электромагнитные излучения.

Огромные 70-90% любого американского продуктового магазина переполнены полуфабрикатами с химическими добавками и консервантами, многие из которых – генетически модифицированные, кроме того, большая часть американской еды заражена пестицидами.

Другой потенциальный фактор – непрерывное погружение растущих организмов детей в электромагнитное излучение. Опухоли мозга также чаще диагностируются в развитых западных странах. Всё – от сотовых телефонов, до вышек сотовой связи, установленных повсеместно, от бытовой электроники до компьютеров… даже автомобили излучают электромагнитные волны. Множество из этих технологий никогда не тестировались на потенциальные вредные воздействия. Исследование обнаружило, что электромагнитное излучение оказывает негативное воздействие на ткани и клетки, и неионизирующие излучение признано канцерогеном или потенциальным канцерогеном. На основании этих рисков Бельгия недавно запретила сотовые телефоны, специально разработанные для детей до 7 лет.

На основе этой информации предлагаются рекомендации по ограничению соприкосновения детей с сотовыми телефонами, устройствами беспроводной связи, включая беспроводные наушники и микрофоны.

В педиатрической статье «Сотовые телефоны и дети. Соблюдение мер предосторожности» Сюзанна Розенберг (Suzanne Rosenberg) пишет: «Пока правительство считает радиоизлучение безопасным, не появляется никакого исследования по этой проблеме».

Уровень заболеваемости раком возрос до эпидемиологического уровня. И, если сейчас оценки показывают, что каждый второй взрослый в течение своей жизни заболевает раком, то с какими шансами заболеть раком столкнутся в будущем дети, если уже сейчас детский рак – убийца номер один в Америке? Забудьте о проблеме лечения, мы должны обратить внимание на причину.

Пять случаев, когда не стоит верить диагнозу «рак»

Когда говорят: «У вас рак!» — самоконтроль отключается. Но не всегда стоит верить страшному диагнозу. Фото: REUTERS

С онкологией у нас в стране, действительно, не все хорошо — с каждым годом диагностируют все больше случаев рака на ранеей стадии. Врачи уверяют — и прекрасно, что диагностируют на ранней. Так в разы больше шансов, что вылечат. Но согласитесь, само это слово вызывает инстинктивную дрожь. А когда говорят: «У вас рак!» — самоконтроль и вовсе отключается.

К сожалению, часто этим пользуются мошенники. Или совершенно случайно вас могут напугать люди, которые и вовсе не должны сообщать о таких вещах. Разберем вместе со специалистами наиболее яркие случаи, когда не стоит верить страшному диагнозу.

Читать еще:  У мамы рак что делать

1. Вам позвонили по телефону.

Увы, это самый распространенный обман, на который до сих покупаются многие люди, в основном пожилые. Схема мошенников очень простая: каким-то способом узнав о том, что вы недавно сдавали банальный анализ крови, вам звонят на домашний телефон (достать номер не составляет труда — базы телефонов не секретные). И начинается очень массированный развод.

Звонящий представляется главврачом крупной клиники (например, Онкоцентра на Каширке, Клинике при управделами Президента и т.д.) и говорит: «Ваши анализы очень плохие, они поступили к нам и мы увидели, что у вас рак». Разумеется, человек теряет волю и способность соображать.

Мошенники действует психологически точно, четко и быстро — пока человек не пришел в себя, трубку начинают передавать из рук в руки «главному онкологу», «главному онкохирургу» и т.д. И все эти «специалисты» будут убеждать вас, что необходима срочная госпитализация. Но пока вас не госпитализировали, вам нужно пропить таблеточки, «которые по соцпрограмме мы вам продадим по бросовой цене, а также нужен залог, чтобы забронировать палату».

Схема развода может слегка отличаться. Главное — выманить как можно больше денег и как можно быстрее.

И пожилые люди снимают все накопленные долгими годами «смертные» и отдают курьеру, который приезжает буквально в течение получаса.

Разумеется, потом не происходит никакой госпитализации.

Взять себя в руки и сказать: «Мне нужно срочно перезвонить сыну (дочери-мужу, племяннику)», кому угодно и бросить трубку.

Потом набрать номер своей поликлиники и спросить об анализах, рассказать всю ситуацию. Как правило, врачи в курсе того, как работают мошенники, и тут же разубедят вас в том, что у вас рак.

2. «Обрадовали» в частной клинике после сдачи анализов.

Тоже, к сожалению, не редкость. Раньше этим часто пользовались нечистые на руку клиники. Как правило, после того, как вы сдали анализы, вам также звонили и печально сообщали о проблемах. И обещали вылечить за баснословную сумму: «Главное не затягивать».

Сдать анализы в государственной, районной поликлинике или, если не доверяете государству, — в любой диагностической лаборатории.

3. Лаборант, глянув анализы, охнул и сказал «рак. »

— Диагностика рака — дело, действительно, тонкое и сложное, — говорит основатель одной из компаний по диагностике онкологических заболеваний Алексей Ремез. — Рак окончательно диагностируется только по результатам морфологического исследования (это гистология, иммуногистохимия). Другие исследования являются лишь предварительными. С помощью МРТ, КТ, ПЭТ КТ, эндоскопии можно «увидеть» новообразование, но нельзя с полной достоверностью утверждать, что это рак. Поэтому ни в коем случае никто из проводящих обследование не должен говорить о раке.

Отдельного внимания заслуживают анализы крови на онкомаркеры, регулярно приводящие пациентов к неправильным выводам. Отклонения от нормы онкомаркера не означают, что у пациента рак! Они лишь могут указать на необходимость дальнейшего обследования определенных органов. Это отклонение может быть вызвано банальной простудой или воспалением. Кроме того, известны случаи, когда даже на запущенных стадиях рака онкомаркеры были в норме.

Но бывают, увы, ошибки, приводящие к операции:

— Они связаны с квалификацией врача, исследующего гистологические стекла под микроскопом, особенно это касается иммуногистохимических методов — для верной трактовки результата требуются знания и опыт, — поясняет Алексей Ремез. — Например, иногда деление клеток при фиброаденоме или при пролиферирующем аденозе (доброкачественные состояния) может быть принято неопытным врачом за проявление злокачественности. Пациент с подобными заболеваниями будет направлен на операцию и тяжелое лечение после нее, хотя этого можно было избежать при проведении пересмотра гистологии высококвалифицированным специалистом.

Не верить. Сдать анализы в другие лаборатории. И слушать только врача, поскольку окончательное заключение может дать лишь онколог (см. Важно).

4. Гадалка сказала.

Вы можете сколько угодно говорить, что вас вылечил экстрасенс, что знаете случаи чудесного исцеления от рака после прикосновения к иконе. Все эти случаи могут быть — дело лишь в силе воли и степени развития заболевания. И вере, конечно.

НО ставить диагноз «рак» не имеет право никакая самая крутая гадалка. Если после постановки такого диагноза вы не ходили в поликлиники, чтобы сдать анализы, а лишь к той же гадалке, и через полгода она вас торжественно исцелила, значит не было никакого рака. Внушаемость — великая вещь.

Проверить диагноз с помощью официальной медицины (см. Кстати).

5. «Мы запустили новое оборудование, оно просканировало ваш мозг».

Вы не поверите, но бывают случаи из области фантастики, доходящие до маразма. Москвичи рассказывали о звонках мошенников: «Мы запустили новое оборудование на гирокоптере, оно летает по нашему району и сканирует всех людей. У вас обнаружили опухоль в мозгу!»

Бред, скажете? А ведь люди верят.

ВАЖНО

Кто имеет право сообщить о диагнозе

Только врач-онколог или врач-гематолог (этот специалист занимается лечением лимфом).

— В свою очередь, эти врачи опираются на заключение врача-гистолога (врача-патоморфолога, это одно и то же), который тщательно изучает ткани под микроскопом в лабораторных условиях и дает свое заключение, — поясняет врач-онколог Андрей Корицкий. — Другие врачи, даже если они хорошие специалисты в других областях — например, гепатологи, нефрологи, — не имеют право ставить окончательный онкологический диагноз. Они могут его лишь предположить и направить на дальнейшие обследования. При этом пациенту заявляться об этом не должно. Потому что окончательный диагноз, опять-таки, может вынести только онколог.

КСТАТИ

Путь, который нужно пройти для правильной постановки диагноза

1. Вы заподозрили что-то неладное и обратились к терапевту. Или же у вас при диспансеризации обнаружили странную опухоль. Или онкомаркеры показали не то.

2. Вам прописывают массу исследований, лабораторных и инструментальных, например:

+ всевозможные анализы крови, биологических жидкостей,

+ эндоскопия (ФГДС, колоноскопия) и т.д..

На этом этапе может быть обнаружено новообразование, но определить его природу (злокачественное оно или доброкачественное) пока невозможно.

3. Терапевт дает направление пациенту в онкологический диспансер, где занимаются диагностикой и лечением онкологических заболеваний. Такие диспансеры есть в каждой области, обследование и лечение в них по направлению бесплатное.

4. В онкологическом диспансере пациенту проводят биопсирование — это забор тканей опухоли на гистологическое исследование. Затем эти кусочки тканей направляются в патоморфологическую лабораторию, где их обрабатывают и подготавливают, делая из них парафиновые блоки, а из блоков — гистологические стекла. Эти стекла изучает под микроскопом врач-патоморфолог и ставит диагноз.

5. На основании этого диагноза в соответствии с утвержденными стандартами для конкретного заболевания проводится лечение.

НА ЗАМЕТКУ

Перед тем, как пойти по направлению терапевта в онкологический диспансер, внимательно изучите, какие услуги вам обязаны оказать бесплатно. Для этого можно обратиться на сайт онкологического диспансера и изучить два списка — перечень бесплатных и платных услуг, оказываемых данным диспансером. Если врач в больнице не спешит оказать помощь или требует деньги за бесплатные услуги, необходимо обратиться к главному врачу учреждения. Если такое обращение не помогло, нужно звонить на горячую линию департамента здравоохранения региона либо отправить жалобу в письменном виде.

Если ваш вопрос не решен даже на региональном уровне, обращайтесь по телефону горячей линии Министерства здравоохранения Российской федерации: 8-800-200-03-89. Также к решению конфликта можно привлечь страховую компанию, полисом которой вы пользуетесь.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector