Wella-salon.ru

Женская красота и Здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Муж бьет жену ремнем

Если мужчина поднял на жену руку – его уже не исправить

Ирина Арская, волонтер, помогающая жертвам семейного насилия в Уфе, сразу предупредила, что раскаявшихся совсем нет или их ничтожно мало. «За свою двухлетнюю практику не могу припомнить случая, где абьюзер бы исправился, и где вообще стоило бы исправлять абьюзера», – призналась Ирина.

«Благоприятный исход возможен, если женщина сама сведуща в психологическом насилии (не как применять, а как замечать и пресекать) и исправит своего мужчину. Но, если произошло насилие физическое, увы, мужчину уже не исправить. Поэтому помощь женщине должна быть двойная: учить замечать психологический абьюз и помогать уходить от мужчин, которые позволяют себе бить жен.

Лучше никакая семья, чем настолько плохая.

Вероятность хорошего исхода зависит от степени запущенности. Избалованный властью над жертвой абьюзер уже не откажется от неё, а абьюзер, который только начал пользоваться манипуляциями, ещё может стать достойным мужем и отцом, если захочет измениться.

К сожалению, женщины не бьют тревогу, когда замечают, что ими манипулируют, даже когда им наносят побои, поэтому за свою практику я встречала лишь тех, кому мы помогали максимально безболезненно уйти от мужчины.

Сейчас недостаточно психологического образования у женщин, чтобы они могли замечать и пресекать начало абьюза над ними и выравнивать ситуацию. Поэтому единственный выход – это донести до женщин, где начинается абьюз и как он заканчивается, если не пресечь. Когда женщины будут более образованы, тогда и начнут появляться случаи, где абьюзера можно остановить, но не сейчас».

«Я больше не бью свою жену»

Тем не менее, одно письмо от мужчины, который сожалел о случае насилия в его семье, я все же получила. Он предпочел остаться анонимным. Ему было стыдно.

«Раньше такого себе не позволял, а вот после того, как родился старший, – сорвался. Ударил жену в машине. Везли сына в больницу, слово за слово, на нервах она, я психовал. Ударил не со всей силы, но не рассчитал, остался синяк. Конечно, извинился потом. Попросил прощения, но как дальше быть, не знаю. Я больше не бью свою жену, но в отношениях что-то надломилось».

«Мои дети помнят этот кошмар»

Не разглашать имя попросил не только мужчина, ударивший жену. Остаться анонимной пожелала и женщина, которая с насилием в семье сталкивалась не один раз. По другой причине. Уже два года Татьяна (Прим. ред. – имя изменено в интересах безопасности) скрывается в приюте «Китеж» при подворье Новоспасского монастыря. Татьяна – многодетная мама. Один из ее детей до сих пор находится в больнице.

В приют я приехала в день новогодней елки для детей. Перед зданием убежища – детская площадка. Во дворе стоят коляски, велосипеды, самокаты. Если не знать, кто живет в этом доме, можно подумать, что передо мной – частный детский сад. Но даже «елка» тут необычная. Дед Мороз почему-то в костюме казака. На нем – настоящая папаха. Снегурочка – с маленьким помощником, эльфом.

«Нас подарки ждут дома, отдай мальчику его подарок», – убеждает Снегурочка сына-эльфа. Очевидно, волонтеры. Дети здесь видели страшные сцены и немного боятся незнакомых взрослых. Младшие прячутся за мам. Старшие – немного насторожены.

Я интересуюсь у Татьяны, почему ей помогли только здесь. Почему не помогла полиция?

«Полиция, конечно, приезжала, и мужа увозили, но через четыре часа мужчин выпускают, и куда они возвращаются? Я писала заявление, снимала побои, но это не помогло. Когда я вызывала полицию, мне говорили “это ваши внутрисемейные разборки. Когда он вас убьет – напишете заявление”. Мой бывший муж даже не лишен родительских прав. Соцзащита говорит “он тоже имеет право на воспитание детей”, но он бил всех. Периодически он разыскивает нас, пишет заявления на поиски.

Вырвались мы после того, как муж на трое суток закрыл нас в подвале. Младшей дочке тогда было три месяца, у меня сел телефон. Спасли мои друзья. Забеспокоились. Приехали подруги со своими мужьями. Мой муж испугался большого количества людей. Мы забрали самые необходимые вещи и приехали из дома в квартиру, но туда муж привел уже свою “группу поддержки” друзей.

Выломал нам двери, переломал мебель. Ночью мы собрались и сбежали в Москву.

Сначала я быстро нашла работу, но из-за кризиса потеряла. Стало нечем платить за квартиру. У меня есть свой дом, но жить там просто опасно, да и мебели там теперь нет. Бывший муж забрал все, вплоть до толчка!

Мои старшие дети – от первого брака. В случае с младшими – на алименты подавать страшно, на старших просто не получаю. Я писала жалобы в приемную Павла Астахова (уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка – прим. ред). Он приезжал, и тогда все пытались решить наши проблемы, но стоило ему только уехать – все становилось как прежде. Идти куда-то за помощью бесполезно.

Конечно, бывают случаи, когда женщины не заботятся о детях, с ними сидит отец. Я сама знаю такую семью. Но ведь опека должна разбираться, должна видеть, кто и зачем пришел. У инспектора должна быть подготовка. В случае, когда нам отказали в алиментах – муж-бизнесмен просто заплатил взятку. На суде звучали ложные показания. Сейчас он стал периодически помогать. Обратиться к адвокатам я не могу, они просят много денег. Мне проще махнуть рукой и самой обеспечивать детей. Да и на работе говорят “либо судись, либо работай”.

Здесь нам помогают одеждой и едой. И только здесь не разлучают с детьми. В других центрах мне предлагали отдать детей в детский дом. Даже не отрицали “на таких как ваша младшая у нас большой спрос от приемных родителей”. Конечно, это неприемлемо для матери! В некоторых центрах принимают только с грудными детьми, до трех месяцев, а куда идти дальше? В иных местах требуют московскую или подмосковную прописку.

Многие предприниматели не помогают таким центрам, потому что не знают, что, если оказать спонсорскую помощь – можно получить льготу по налогам. Я не из тех, кто живет только подаяниями и просьбами “дайте денег”, сама работаю и справляюсь, но иногда помощь нужна. Опека по месту жительства тоже предлагает мне отдать детей, никакой другой помощи нет.

Насилие в семье происходит всегда “один на один”. Свидетелей нет.

По моему опыту такие люди всегда очень любезны с другими, пытаются услужить, помочь. Начинается все постепенно. Очень много времени тратится на осознание того, как тот, кого ты любил, мог превратиться в монстра? Может быть, это – случайность? Страшный сон? Но случайность повторяется. У меня включилось даже не чувство самосохранения – страх за детей. Когда в конфликтах стали участвовать дети, стало страшно.

Младшие дети до сих пор не пришли в себя, я думала, они ничего не помнят, но теперь вижу, что помнят всё. Они могли не понимать, что именно происходит, но саму обстановку чувствовали. Мои дети помнят этот кошмар».

Трагедию в Нижнем Новгороде мог предотвратить закон о семейном насилии

В Центре по предотвращению насилия «АННА» вопросами насилия занимаются уже 23 года. Это – старейший центр помощи женщинам, которых бьют.

По словам заместителя директора центра Андрея Синельникова, обращений в последнее время стало больше, но ничего плохого в этом он не видит. Чаще звонят – не потому, что чаще бьют.

«Сейчас происходят определенные сдвиги в сознании самих женщин. Появляется достаточно медийных историй про насилие в семье. Сама проблема стала более видимой. Во многом благодаря женщинам, которые не молчат. Обращений на телефон доверия в последние годы все больше. Я не считаю, что это говорит об ухудшении ситуации. Наоборот: женщины стали лучше знать свои права и понимать, что насилие – это ненормально.

Тем не менее, пока закон о семейном насилии не принят – юридически жертвы семейного насилия никак не защищены. Если они выходят за пределы квартиры, и в полицию обращаются соседи, насилие еще можно квалифицировать как «Хулиганство», если же действия разворачиваются дома, полиция просто не может ничего сделать кроме того, чтобы забрать агрессора на профилактическую беседу. Поэтому протоиерей Димитрий Смирнов, с юридической точки зрения, не прав, утверждая, что насилие нельзя разделить на семейное и не семейное.

Если тебя ударил незнакомец на улице, ты увидишь его в худшем случае на суде. Супруг, даже бывший, будет знать, где живет женщина, и продолжать ее преследовать. Мне знакомы случаи, когда, уже находясь в новом браке, мужчина продолжал подстерегать бывшую жену. Кроме того, сейчас жертва может просто забрать заявление. Однажды заявление хотела забрать женщина, у которой мужчина отрубил пальцы ноги на глазах у детей. В больнице она одумалась, но сейчас с двумя детьми вынуждена снимать комнату. В то время как муж живет в их квартире.

Чудовищная история в Нижнем Новгороде, где отец убил жену и шестерых детей, могла не произойти, если бы понятие «семейное насилие» существовало в законодательстве. Тогда при первом обращении мужчину могли принудительно заставить посещать психологическую группу и были бы выявлены его проблемы.

Читать еще:  Муж объелся груш значение

Если бы само государство могло выдвинуть обвинения человеку, совершившему акт насилия, исключился бы факт давления на жертву. От нее бы уже ничего не зависело.

Одна из ярких примет человека, склонного к насилию – это стратегия изоляции. «Не общайся с этой подругой», «что ты так часто с мамой по телефону болтаешь?». Так агрессор лишает жертву «группы поддержки». Запреты на внешнее общение – очень опасно. В насилии неважно, что делает пострадавшая сторона, причина найдется всегда.

Иногда термином «семейное насилие» злоупотребляют. Тут важно понимать, что насилие есть там, где есть власть и страх. Если пара вечером ставит друг другу синяки, утром мирится, и никто никого не боится – это их образ жизни».

Конфликт – это не насилие

Координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, Ирина Матвиенко законодательного термина «насилие в семье» тоже ждет с большим нетерпением, призывая при этом разделять термины «насилие» и «конфликт»:

«Семейное насилие и конфликты в семье – это разные вещи. В любой семье могут происходит ссоры. В случае ссор муж и жена на равных решают какие-то вопросы, не всегда спокойным путем, но люди имеют предмет спора, решив который, можно исчерпать конфликт. Кроме того, в конфликте обычно нет попытки продемонстрировать властное отношение. Насилие – это, в первую очередь, попытка установить контроль. Унижения, оскорбления, побои – просто инструмент для этой цели.

У насилия есть фазы и цикл, когда в семье нарастает напряжение, потом происходит разрядка и затем наступает так называемый «медовый месяц». Постепенно «медовый месяц» сокращается, а периоды разрядки становятся все длиннее. Часто именно тогда женщина понимает, что надо обратиться за помощью. Обращений после первичного случая насилия не так много – от 10 до 12%.

Человек, ударивший один раз – это не всегда обидчик, который будет систематически избивать, но это – повод задуматься, проконсультироваться и принять меры.

Иногда от первой пощечины до избиения может пройти пять лет. Или избиения не случится совсем.

Работа психолога при конфликте и насилии должна быть совершенно разной. Главное правило – свидетелем разговора не должно быть третье лицо, особенно – сам агрессор. Это может быть для женщины просто опасно. Так же женщине нельзя советовать менять стратегию поведения, так как неизвестно, как на это отреагирует ее обидчик.

Сейчас женщины больше информированы о своих правах, о том, что насилие – это ненормально. Но пока не будет принят закон о семейном насилии, не появятся и группы, где домашних тиранов будут учить контролировать агрессию. Немаловажную роль играет СМИ в формировании общественного мнения.

Мужчины на «телефон доверия» тоже звонят, но обращений «я ударил свою жену» – считанные единицы. Не говоря уж о том, что даже тогда мужчина, понимая: бить жену – плохо, ищет причины в ее поведении. Иногда звонят третьи лица, которые рассказывают о друзьях семьи. Они хорошо относятся к мужчине и вдруг выясняется, что он бьет свою жену. В таких ситуациях люди часто не знают, что делать».

Из убежища «Китеж» я уезжала уже вечером. Прогулялась по территории подворья Новоспасского монастыря. Там было так тихо и спокойно… Сотрудница центра рассказала мне, что у беременной Юли, об которую муж тушил сигареты, там даже вырос живот. Стал, наконец, виден на седьмом месяце. Ее приезжала навещать мама. Обрадовалась «вот теперь видно, что ты ждешь малыша».

Юля здесь – не дома. За «насилие в семье» ее мужа пока не могут наказать по всей строгости закона, потому что и закона такого нет. Но зато, если не покидать пределы монастыря, она в безопасности.

Всероссийский анонимный бесплатный телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия:

8 (800) 7000 600

Звонки принимаются с 07:00 до 21:00 по московскому времени.

Муж хочет меня пороть.

вот вот моя же так вообще мне каждый вечер пытается истерики устраивать вот и приходится её на место ставить уже ладохи болят пороть пробовал максимум на 2 дня спокойной становится

Оссподи Ийсусе 😀

Адекватный мужчина 45/180/80 выпорет стройную девушку от 18 до 45 лет из Ейска. писать piranya001@rambler.ru

Когда-то 15 лет тому назад я вышла замуж и обвенчалась с мужчиной, который младше меня на 5 лет. Прожили два года, но как часто бывает в жизни — появилась другая женщина и мы развелись, но не развенчались. Прошло энное количество лет и мы опять решили сойтись. И каково было моё удивление, когда мой бывший муж сказал, что будет меня пороть плетью в целях воспитания и послушания. Решила попробовать -интересно было. Мой муж оказался большой умничкой, что предложил мне такое — это ж не передаваемые чувства боли, безысходности, унижения и величия, сексуальности и возбуждения. Он никогда не предупреждает — он просто берет плеть и порет меня. Именно момент неожиданности и заставляет меня трепещать перед мужем, безсвязно что-то бормоча типа я ж ещё не провинилась, валяться у него в ногах, целуя их, и умолять о пощаде и безумно любить его.

Милые дамы! Любите своих мужей, и если они хотят вас пороть — соглашайтесь, более безумных чувств вы не ощутите никогда.

Ебанись в деревне лето. ))))))))

Не понимакшь чего лишаешься.

Адекватный мужчина 45/180/80 выпорет стройную девушку от 18 до 45 лет из Ейска. писать piranya001@rambler.ru

Да. Чтоб не курила — нужно хорошенько высечь. По голой попе.

Лучше ремнем, чем — кулаками.

Вот если бы у меня жена курила — я бы ее точно выпорол. Неоднократно.

Если бы не помогло — взял, и ушел от нее.

А так, бить без причины — это нехорошо.

А еще. если домашние дела не хочет делать — выпороть. Причем сильно. От 12 до 30 ударов обычным ремнем. И неоднократно. А если не помогает, до 40 ударов.

На самом деле от порки ещё никто не умирал. И феминизм и весь этот бред про равноправие действительно пора выбивать, если по-другому не понимают, что из двух людей обязательно кто-то господствует и это естественно должен быть муж

Порка — не избиение и не насилие. У женщин гормоны так играют, что перед тобой за день в одной женщине уживается добрый десяток баб. У одной голова болит, другая хочет секса, третьей мало денег, четвертая ноет, пятая тебя любит, шестая нет, у оставшихся четверых какой-то конфликт между собой и им не до тебя. А тебе жить с таким человеком.

Поэтому десяток другой ремней женщине на пользу, если не часто. Зажать, всыпать, не жестко, но чтобы повизжала, потом взять на руки, обнять-поцеловать — и она все поймет. И никаких конфликтов на ровном месте. Кого возбуждает — *** тоже не запрещено.

Женщине нужна строгая, сильная и любящая рука. Все. Никакие деньги так не привлекают, как это. В чем проблема дать ей любовь и дисциплину? Ремень так ремень. Остудить женскую истерику — самое то.

Кстати, феминистками становятся либо жертвы изнасилования, либо те, кто, наоборот, встречал одних слизняков. А женщине нужно не насилие, а почти отеческая любовь с ноткой строгости. Ремень хорошее дело именно для этой нотки.

муж муж поначалу тоже так говорил

теперь и я согласна с этим

Мне тоже нравится порка! Конечно без жести какой то там, но так, шоб хорошенечко прям. что попа красная была. можно по сиськам отшлепать рукой, не ремнем — ремень для попы.

Золотые слова! Я теку после хорошей порки всегда и она всегда идет мне на пользу. Обычно сопротивляюсь — так что в начале меня связывает потом перекидывает через колено или через стул, кладет на диван или нагибает через бортик ванны, снимает трусы и порет ремнем например по попе. Мне больно, но потом я такая покорная и послушная! И сладко хочу его! И согласна на все! Один раз выпорол в машине на заднем сиденьи.

Один раз не хотела мжм, перечила много, так после пары порок я стала покорной и согласилась. А это такой кайф. Когда муж и его друг ласкают.

Меня муж порет. Иногда после порки по попе ремнем заставляет раждвинуть ноги и еще по писе нашлепает. Иногда оставляет стоять на коленях или связывает руки за спиной и шлепает по сиськам до красна. Зато потом я покорна, люблю его горячо, согласна на все! Попробуйте, это очень классно!

Вот вот! Это очень здорово!

[quote=»Настёнка» message_id=»63832019″] Вот вот! Это очень здорово

И потом с радостью ждешь, когда ж любимый снова обратит на тебя «внимание», чувствуешь эту сладостную дрожь, страх накосячить и этот взгляд с которым он заламыаает руки, вяжет, порет и подчиняет нас. но почему то это так приятно и начинаешь желать этого еще и еще

Читать еще:  Муж корнелии манго

Вообще я против мжм. свою Жену-Рабыню даже с лучшим другом делить нельзя. Лучше взять на помощь доп. игрушки. Но если после порки вы согласны даже на это. значит настёнка вас правильно воспитывают.

Вы совершенно правы. Муж должен быть Любящим, Заботливым Защитником для свей жены. И чтобы таким быть он должен стать ее Хозяином. Обязанности мужа к жене следующие: Иметь и Защищать. Иметь это значит: воспитывать, учить поведению, приучать к своим желаниям, вкладывать в нее часть своей личности. Защищать это: оберегать от физической и психологической агрессии извне, защищать от плохого настроения, от неудовлетворенности, от материальной нужды. Поэтому Иметь и Защищать взаимодополняемые обязанности. А жена должна Служить Мужу и Отдаваться Ему. Служить, то есть помогать во всех его делах, или в тех что он разрешает, но служить исправно. Отдаваться надо целиком и Душой и Телом без комментариев. Поэтому Служить и Отдаваться также друг друга взаимно дополняют. Вот что есть Идиллия в отношениях.А порка это лишь один самых эффективных методов для достижения этой Идиллии. То что вы называете насилием, есть проявление Силы Воли и Характера мужа в установлении гармоничных отношений. А то, что вы называете унижением есть лишь указанием жене на ее подчиненное положение перед мужем, которое ей нужно беспрекословно и с удовольствием принять.

Как правильно бить жену (8 фото)

Мохамед Камаль Мустафа, автор книги «Женщина в Исламе»

Женщину не нужно бить по чувствительным частям тела — лицу, груди, животу, голове и т.д. Удары нужно направлять на конкретные участки тела, такие, как ноги и руки.

Не нужно использовать слишком толстый прутик. Прут должен быть тонким и легким и не должен оставлять на коже царапины или гематомы.

Удары не должны быть сильными и жесткими, так как ваша конечная цель вызвать у женщины страдания душевные, но не физические.

Доктор Гази Аль-Шимари, эксперт по семейным отношениям, Саудовская Аравия

Никогда не бейте женщину в лицо. Муж должен предупреждать жену о количестве ударов: один удар, два, три, четыре, десять.

Если муж говорит жене: «Будь внимательна, дети играют рядом с плитой» или «Уведи детей от электрической розетки», а она отвечает: «Я занята», то жену можно ударить зубной щеткой или чем-то похожим. Никогда не бейте ее бутылкой с водой, тарелкой или ножом — это запрещено.

Бить женщин нужно с осторожностью, потому что вызвать боль — не ваша цель. Когда мы бьем животных, цель — вызвать болевые ощущения и заставить слушаться, поскольку животное не поймет, если сказать ему: «Ох, верблюд, давай, двигайся вперед!» Верблюд и осел не поймут, чего ты от них хочешь, пока ты их не ударишь. Но на женщину в первую очередь влияют эмоции, а не боль.

Джордж Буске, автор книги «Секс-этикет в Исламе»

Следует бить женщин, да, но существует множество путей это делать: если женщина худая, то бить нужно тростью, если она обладает мощным телосложением, — кулаком, пухленькую женщину — раскрытой ладонью. Таким образом тот, кто бьет, не нанесет повреждений самому себе.

Еженедельная программа «Шариат и жизнь», телеканал «Аль-Джазира»

Битье подходит не для каждой жены. Некоторые жены воспринимают битье как унижение, в то время как других устраивает то, что их бьют, и именно на последних битьем можно воздействовать в случаях, если они восстают против своих мужей.

Абдул-латиф Муштахири, автор книги «Вы спрашиваете, и ислам отвечает»

Если отлучение жены от постели не дает результатов и ваша жена продолжает вести себя непослушно, значит, что она принадлежит к типу холодных и упрямых женщин — ее характер можно исправить наказанием, то есть битьем. Бить нужно так, чтобы не сломать кости и не спровоцировать кровотечение. Многие жены обладают подобным характером, и только такой способ может привести их в чувство.

Гассан Аша, автор книги «О подчинении женщины в исламе»

Муж имеет право произвести телесное наказание в отношении жены в случаях, если она:
— Отказывается делать все, чтобы выглядеть привлекательной для мужа.
— Отказывается удовлетворять его сексуальные потребности.
— Покидает дом без разрешения.
— Пренебрегает своими религиозными обязанностями.

Орудие наказания (прут) следует держать на виду, так, чтобы ваша жена могла всегда его видеть.

Доктор Мухаммад Аль-Арифи, автор наставлений молодым мусульманам во время шоу о семейной жизни на телеканале LBC TV:

Есть три типа женщин, c которыми невозможно разговаривать, не приготовив прута для битья. Первый тип — девушка, которая была так воспитана. Ее родители говорили ей: «Ешь!» — она отвечала «Не хочу!» — и они били ее за это. С такой женой можно наладить отношения, только используя телесные наказания. Второй тип — женщина, которая игнорирует своего мужа или относится к нему снисходительно. С такой тоже помочь может только кнут. И третий тип — это женщина, извращенная, которая не слушается мужа до тех пор, пока тот не заставит ее слушаться, применяя силу и битье.

Женщину следует бить чем-то легким, например, зубной щеткой или рукой. Муж, бьющий жену, дает ей понять: женщина, ты зашла слишком далеко. Удары в лицо не разрешены, так как синяки могут сделать женщину уродливой.

Он бил меня ремнем на глазах у детей. История Елены

Анастасия Маркова, IRK.ru

21 ноября 2019 г. 82 комментария около 12 минут на чтение

«Горизонт иллюзий» узбекского художника Бобура Исмоилова

Персональная выставка автора открылась в галерее Бронштейна.

Как коронавирус влияет на сезон отпусков в Иркутской области

Жителям рекомендуют оставаться в регионе.

Снижение цен на нефть, падение рубля и акций. К чему готовиться?

Поздравления с 8 Марта

Публикуем пожелания первых лиц Иркутской области и Иркутска.

Прыжки с парашютом и рисование. Сотрудницы Следственного комитета о своих увлечениях

«Ему выстрелили в спину». Убившие студента на трассе в Братском районе предстанут перед судом

Почему Иркутск теряет объекты культурного наследия?

Об утраченных памятниках и о том, что ещё можно сохранить.

Дмитрий Бердников о развитии транспортной сети и концертном зале в Иркутске

Горячие обсуждения

ГД поддержала поправку об обнулении президентских сроков

Совет Федерации одобрил закон о поправке к Конституции РФ

Курс доллара и евро к рублю достиг максимума с 2016 года

Детям Елены сейчас 13 и 6 лет. Младшего она не видела уже три месяца, а старший не хочет общаться — так его настроил ее бывший муж. Женщина встретилась с журналистом и рассказала свою историю. О том, как Елена пережила моральное уничтожение и побои, почему не может вернуть детей, и кто в Иркутске помогает жертвам домашнего насилия, — в материале IRK.ru.

«Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось»

Елена пришла на пять минут раньше условленного времени. Она бегло бросила на меня взгляд и села рядом. После минутной паузы женщина тихо произнесла: «Я не видела своих детей несколько месяцев».

Со своим будущим мужем Елена познакомилась, когда еще училась в школе. Как положено, встречались, а потом и поженились. Женщина была уверена, что с мужчиной ей очень повезло: не пьет, хорошее образование, правильные семейные ценности — вместе они мечтали о большой семье. Первые несколько лет жили хорошо. А потом муж изменился: стал замкнутым и агрессивным. Елена винит во всем его работу — мужчина был оперуполномоченным уголовного розыска.

Поначалу ему удавалось не переносить на нее свою злость, но потом перестал сдерживаться. Ситуация в семье усугубилась с рождением первого ребенка. «Тогда он меня еще не бил, старался подавить и уничтожал морально. Попрекал отсутствием заработка, напоминал, что он сейчас добытчик, а я никто, хотя все годы жили в моей квартире», — вспоминает Елена. От мужа она только и слышала: «Перестань выносить мне мозг», «Да кому ты без меня нужна?».

Применять физическую силу во время ссор он начал не сразу, но со временем это стало происходить все чаще. Сначала были оскорбления и безобидные шлепки по любому поводу. После чего он просил прощения, «валялся в ногах», обещал, что так больше не будет. Какое-то время отношения становились даже лучше, а потом все по новой — оскорбления, унижения, добавились побои. «Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось», — рассказывает женщина.

Елена

А потом в один день он взял кожаный толстый ремень и избил Елену так, что на ней не осталось живого места. Тогда женщина не выдержала и обратилась в судмедэкспертизу, прошла медицинское освидетельствование, однако заявление в полицию так и не написала, о чем сейчас сильно жалеет. «У нас были кредиты, на руках двое маленьких детей и мое заявление могло лишить Дениса работы», — объясняет она. Однако начальство узнало об освидетельствовании, и мужа все равно уволили через несколько недель.

Из-за того, что Елена ни разу не писала заявление в полицию, сейчас она не может доказать факты насилия.

Читать еще:  Первый муж от бога второй

Елена все же нашла в себе силы и подала на развод. Однако опять поверила обещаниям мужа. «Мои родственники мне советовали попытаться наладить отношения ради детей. Да и я хотела сохранить семью, вот и осталась», — с сожалением рассказывает она.

Елена замолчала. Было видно, как тяжело ей вспоминать последние годы их брака. Собравшись с силами, она продолжила.

Денис больше не поднимал на жену руку, он стал вымещать злость на старшем сыне, издевался над ним, бил его руками и ногами. Елена как могла закрывала мальчика собой, оттаскивала мужа, ей тоже доставалось. Тогда женщина забрала детей и сбежала с ними в Красноярск — оставаться в Иркутске было опасно. Но мужчина разыскал женщину, забрал детей, и ей пришлось вернуться в Иркутск.

— Я боялась его. Но и детей я не могла с ним оставить. К тому же наше законодательство таково, что место жительства детей определяется по их местонахождению. И я вернулась, — с горечью вспоминает Елена.

Домашнее насилие — это не только побои, но и постоянные унижения, оскорбления, психологическое давление и принуждение к сексу.

В Иркутске начался настоящий ад. Бывший муж обратился в полицию с заявлением, что Елена пьет и бьет детей, и заставил старшего сына дать против нее показания. Тогда Елена поняла, что одной ей не справиться. Она собрала последние силы и обратилась в кризисный центр «Мария». Там женщине оказали психологическую и юридическую помощь.

В апреле суд назначил психолого-педагогическую экспертизу детей, которая показала негативное влияние отца, их тяжелое моральное состояние. Елена выиграла дело и забрала младшего сына, старший решил остаться с отцом. «Накануне бывший муж со старшим ребенком инсценировали побои, как будто я и моя мама избили ребенка. Денис подал на меня заявление в полицию. Там уже выяснилось, что это все неправда», — с дрожью в голосе вспоминает Елена.

«Я хочу вернуть детей. Отец каждый день внушает им, что я плохая, что я их бросила и не люблю. Но я не знаю, что будет дальше и хватит ли у меня сил бороться».

Однако на этом история не закончилась. Через месяц бывший муж выкрал младшего ребенка, когда Елена оставила сына в детской игровой комнате и пошла в магазин. Оказалось, он все это время следил за ними. Елена уверена: он мстит ей, хочет уничтожить, а дети ему не нужны, он просто ими манипулирует. По последнему решению суда мужчина должен вернуть детей Елене. Однако он не торопится исполнять его. А приставы, по словам женщины, бездействуют.

— После всего, что было, вспоминаете ли вы о муже хоть что-то хорошее? — спрашиваю я Елену.

Елена задумалась. В ее глазах стоят слезы. Собравшись духом, она отвечает:

— Нет. Сейчас уже нет. Хорошие воспоминания однажды заставили меня вернуться к нему, сейчас я этого не хочу, не ради себя, а ради детей.

«Полиция не защищает женщину, когда та просит о помощи»

Кризисный центр «Мария», в который обратилась Елена, уже более девяти лет помогает пострадавшим от домашнего насилия. Там им предоставляют временное жилье и оказывают психологическую и юридическую помощь для возвращения к нормальной жизни. Руководит центром Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова

С тех пор, как домашнее насилие декриминализировали, рассказывает она, случаи издевательств и побоев в семье участились и стали более жестокими. «Связано это с ощущением полной безнаказанности. Многие женщины не заявляют в полицию, так как уверены, что там им не помогут и не защитят. Даже если жертва написала заявление, ей предлагают забрать его под предлогом, что она все равно передумает», — отмечает Наталья.

Как правило, поясняет Наталья, в семье все начинается с эмоционального насилия, когда жертве внушают, что она не такая как все, некрасивая, глупая, толстая, никому не нужна кроме того, кто сейчас рядом. Постепенно женщина начинает испытывать чувство благодарности, а оскорбления воспринимает как то, что она заслужила.

— Это так называемый «стокгольмский синдром», когда жертва испытывает симпатию к своему мучителю. Потом уже начинается физическое насилие. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше попадает в зависимость от него. И вот из этого состояния выходить очень тяжело. Некоторые, кто нашли в себе силы уйти, потом возвращаются.

«Я не люблю женские тренинги. На них женщинам внушают, что мужчина — свет в окошке, и она должна все для него делать. И если ударил — ничего страшного, так бывает».

Сами жертвы в центр приходят только в полном отчаянии. Чаще звонят их знакомые, родственники или соседи, которые стали свидетелями насилия или случайно о нем узнали. Запуганные женщины редко рассказывают об этом даже своим близким. Например, на днях Наталье написала девушка, которая сообщила, что ее коллеге нужна помощь: женщину дома бьет муж, а чтобы она не сбежала от него, провожает и встречает с работы. Сейчас сотрудники центра пытаются с ней встретиться.

Анастасия Маркова

Насилие в семье крайне отрицательно влияет на формирование детской психики и может привести к психологическим травмам и расстройствам. Когда родители ругаются, поначалу они пугаются, плачут, а потом привыкают. Для них ссоры и драки в семье становятся нормой. Повзрослев, большинство мальчиков ведут себя, как и их отцы, а девочки выходят замуж за жестоких и агрессивных мужчин.

«Мать избила дочь проводом, и та ослепла на один глаз»

Однако нередки случаи, когда насилию подвергаются дети, их бьют и унижают в семье. Наталья тяжело вспоминает, как в центр обратилась 19-летняя девушка, которую вместе с 9-летним братом избивала собственная мать. Выяснилось, что мальчик не посещал школу, находился на домашнем обучении, а у девушки не было паспорта — мать забрала его сразу после получения, чтобы та не сбежала.

Если в семье вас бьют и унижают, надо обязательно обратиться в полицию. Важно писать заявления при каждом факте насилия. Если органы бездействуют, привлеките юриста, который поможет написать заявление так, что полиция обязана будет отреагировать.

— Девушка ослепла на один глаз после того, как мать избила ее проводом от фена. Мы отправили ее на обследование, но в больнице сказали, что время упущено, восстановить глаз нельзя. У мальчика были отбиты внутренние органы. Нам удалось довести дело до суда. К сожалению, мать выследила дочь, поговорила с ней и та отказалась от своих слов. В итоге женщина забрала детей и уехала с ними в Москву.

После этого случая, признается Наталья, она проплакала три дня. Ей было очень жаль детей, которым помочь она не смогла. Потом поняла, что не надо ждать результата, ни положительного, ни отрицательного. Иногда люди даже не хотят вспоминать, что с ними было, и как в центре им помогли — просто пропадают. Со временем она научилась не пропускать эти истории через себя, не ждать благодарностей и не давать оценку действиям сторон.

Но есть женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками или справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Наталья рассказала, что несколько лет назад в центр обратилась девушка, которая три года отсидела за непреднамеренное убийство.

— Она с пяти лет жила в детском доме, — вспоминает Наталья ее историю. — В 18 лет, как только выпустилась, она разыскала свою мать, которая не работала и пила. Бедная девочка решила помочь, стала к ней приходить. И в один из визитов ее изнасиловал сожитель матери. Защищаясь, она убила его отверткой в шею.

Девушку приговорили к трем годам тюрьмы. После освобождения сошлась с мужчиной, который отсидел 15 лет. Они поженились, родили детей и сейчас помогают тем, кто оказался в сложной ситуации. «Истории разные бывают», — задумчиво произнесла Наталья.

О насилии надо говорить вслух

Проблема домашнего насилия для многих является закрытой темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости и обратиться в кризисный центр, в полицию или даже рассказать родным. «Людям стыдно и неудобно, — поясняет Александра Тунко, идеолог женской конференции „Всмысле“. — Вместе с декриминализацией насилия в семье это умалчивание развязывает руки многим людям».

Александра Тунко

— Есть мнение, что такие истории происходят только в неблагополучных семьях, — отмечает Александра. — Это не так. Часто доход у семьи высокий. Женщины терпят побои, унижения оскорбления только потому, что они материально зависимы от мужчин. Это нормально — быть самостоятельной, так как в жизни может случиться все, что угодно, и важно быть к этому готовой.

Пострадавшие от домашнего насилия могут обратиться в кризисный центр «Мария» по адресу: улица Шахтерская, 24 в будние дни с 10.00 до 18.00 часов или позвонить на телефон 8 (901) 674-87-13

История записана со слов Елены и является мнением одной стороны конфликта.

Изображения Семена Степанова

Фото Анастасии Влади

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector