Wella-salon.ru

Женская красота и Здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Муж полины киценко

Сколько стоит Полина Киценко?

Для модной российской элиты имя Полины Киценко – далеко не пустой звук. Владелица сети бутиков Podium на протяжении нескольких лет остается законодательницей актуальных трендов и входит в число самых влиятельных людей в русской моде. Личным знакомством с ней гордятся такие «стильные штучки», как Ксения Собчак, Мирослава Дума, Дарья Жукова, Ольга Слуцкер и многие другие. В свое время именно Полина Киценко научила всех московских барышень, а за ними и всю страну носить леггинсы в сочетании с мини-платьями. Нишу, которую занимает на столичном рынке одежды торговый бренд Podium, условно можно назвать «одежда для очень богатых людей». Впервые в Москве эти люксовые магазины открылись в 1994 году и с тех пор стали настоящей Меккой для «сливок общества». На официальном сайте компании Podium Fashion Group говорится, что она положила начало развитию модной индустрии в России. В ассортименте бутиков представлены практически все ведущие модные бренды, специализирующиеся на выпуске одежды, обуви и аксессуаров высшей ценовой категории. Полина Киценко сама не раз говорила, что одеваются в ее салонах в основном те клиенты, для кого покупать наряды по цене малолитражек – обычное дело. Podium не придерживается какой-то определенной стилевой концепции, он предлагает коллекции одежды и в духе мейнстрима, и в духе авангарда. Рядом с вещами от Alexander McQueen, Pucci, Baldessarini, Balensiaga присутствуют новинки от Celine, Chloe, Antonio Berardi, Emilio Gardem, Hugo Boss, Jean Dsquared2. Также бутики Podium предлагают дорогой нишевой парфюм и косметику, ювелирные украшения и предметы интерьера. Выгодный бизнес Бутики Полины Киценко открыты в ряде региональных центров России, в частности, в Санкт-Петербурге, Красноярске, Самаре и некоторых других. Компания не склонна афишировать информацию о своих оборотах; более того, в пик кризиса хозяйка Podium не отстала от всеобщей моды высказывать недовольство экономическими тенденциями в стране и сетовала на падение интереса со стороны покупателей к платьям от Balmain стоимостью в 425 тысяч рублей. Но по оценкам экспертов, объем инвестиций в открытие одного магазина Podium может достигать двадцати миллионов евро, а его чистая годовая прибыль составит приблизительно двадцать пять миллионов рублей. Зато об успехе мадам Киценко в бизнесе вполне можно судить по тому, как она проводит свой досуг. Полина с мужем Эдуардом и детьми часто посещает фешенебельный горнолыжный курорт в Куршевеле: ездить туда на новогодние каникулы стало семейной традицией. Кроме того, супруги Киценко открыли и там один из своих знаменитых бутиков. В нем представлены ювелирные изделия марок Loree Rodkin, Garrard, Palmiero стоимостью от 15-20 тысяч евро. Куршевельский проект Киценко под названием Podium Jewellery ориентирован на обеспеченных туристов из России, стран мусульманской Азии и Латинской Америки, в первую очередь – Аргентины. Одной из самых громких покупок Полины Киценко стала покупка необычного лота на благотворительном аукционе, организованном Натальей Водяновой. «Икона стиля» выложила девяносто тысяч евро за персональную серенаду в исполнении певца Брайана Адамса, пропустив мимо ушей комментарии Андрея Малахова о том, что «у нас за такие деньги «Фабрика» поет». Поклонница ироничного стиля Но, наверное, как и большинство женщин с самыми разными уровнями достатка, Полина предпочитает львиную долю инвестиций вкладывать в личный гардероб, благо финансовые возможности для этого у нее почти ничем не ограничены. Она часто носит одежду от Azzedine Alaia, Phillip Lim, Givenchy, Chapurin Couture. Владелица Podium считает своим профессиональным долгом присутствие на всех модных событиях мирового уровня, включая все известные Недели моды и прочие культовые показы. Ее везде можно увидеть в первых рядах зрителей: Полина увлеченно отбирает интересные модели для себя и своих магазинов. Стиль Полины Киценко модные эксперты определяют как сбалансированный микс люкса и восходящих, но еще не особо раскрученных марок. Образы, в которых она появляется на публике, часто совмещают эклектику и спонтанность, граничащую с нарочитой небрежностью. Говорят, в этом проявляется ироничное отношение законодательнице столичной моды к самой себе. «Я противник душевных терзаний на тему «Какие туфли я подберу к этой сумочке?». У меня так сознание вообще не работает», — признается Полина. Она привыкла устраивать из своего авто передвижной гардероб. На заднем сиденье или в багажнике у Полины Киценко всегда найдется пакет с несколькими парами обуви, пара-тройка клатчей или сумок и несколько нарядов. Она испытывает ни с чем несравнимое удовольствие, когда создает образы из ограниченного количества вещей. Для нее это своеобразная увлекательная игра. Светлана Усанкова .www.luxury.net

Комментарии

ee ushki — pugaut.

7 сентября 2010, 16:25

Почему ей никто до сих пор не сказал, что ей с дерева на голову упало гездо.

7 сентября 2010, 16:26

nu sudey po ee uverennomu litsu, ona tak ne schitaet. )

7 сентября 2010, 16:28

Вы чего! Это же ТРЕНД! =))))))))))))

7 сентября 2010, 16:30

это, скорее, ТРЫНДЕЦ. ))))))

8 сентября 2010, 13:44

или что ее голова похожа на гриб

7 сентября 2010, 16:33

. и что ей эта прическа не идет

10 сентября 2010, 23:43

7 сентября 2010, 16:27

с копьем она лучше смотрится чем во всех этих платьях

8 сентября 2010, 15:46

Молодец! Но, если честно, ее внешность вызывает во мне какие-то негативные чувства. Ничего личного, просто вот так.

7 сентября 2010, 16:27

Меня ее стиль не впечатляет, может из-за этой вечно странной прически.

7 сентября 2010, 16:28

Я думала она родная сестра Лисовца, судя по прическе и манере одеваться.

Муж полины киценко

Муж Полины Киценко Эдуард не только ее верный спутник по жизни, но и единомышленник – у них много общих интересов и увлечений, к которым супруги приобщают и своих детей. Пара воспитывает сына Егора и маленькую дочку Тоню, которая младше своего брата на двенадцать лет. Антонина родилась в одном из родильных домов Германии, а чтобы роды прошли успешно, Полина уехала туда заранее.


На фото – Полина с дочкой

Эта семейная пара занимается одним бизнесом – Эдуард и Полина Киценко – владеют сетью модных магазинов PODIUM market, в которых одеваются далеко не бедные российские граждане.

Полина не только креативный директор бренда, но и с некоторых пор настоящая законодательница моды, которая дает советы самым известным светским львицам по поводу того, как формировать собственный стильный образ.


С сыном Егором

Еще одно увлечение Полины – спорт и здоровый образ жизни, и к этому она старается приобщить как можно больше людей.

Так, Полина вошла в число организаторов самого большого благотворительного забега в нашей стране, она периодически выкладывает в инстаграме видеоролики с тренировками, а также дает советы по правильному питанию.

И все это ей удается сочетать с напряженной работой – Полина считает, что успеха в бизнесе можно добиться только упорным трудом.

В свое время она окончила спецшколу с углубленным изучением английского языка и собиралась поступать в институт иностранных языков, но по совету отца стала студенткой юридического факультета Международного университета, открытого Михаилом Горбачевым и Гавриилом Поповым.

Читать еще:  Муж старше на 8 лет


На фото – Полина и Эдуард Киценко

После вуза Полина некоторое время работала в банке, занималась кредитными картами. По студенческому обмену она ездила в США, и с того времени у нее появился интерес к модным вещам – она получила возможность красиво и стильно одеваться. В будущем это помогло начать ей работать в моде.

Будущий муж Полины Киценко, когда они познакомились, был совладельцем компании Podium и не хотел, чтобы Полина работала вместе с ним. Она же приложила все усилия, чтобы влиться в этот бизнес, и у нее это получилось.

В своем бутике Полина Киценко представила только люксовые модные марки Antonio Berardi, Balensiaga, Alexander McQueen, Chloe и другие. Для продажи в своем магазине она отбирала только лучшие модели, и ее бизнес стремительно развивался с середины девяностых годов прошлого века.

Вместе с мужем Полина открывала магазины в крупных российских городах – Самаре, Санкт-Петербурге, Красноярске.

Позже компания Киценко начала ориентироваться не только на одежду люксовых брендов, но и на масс-маркет.

О том, что бизнес семьи Киценко складывается весьма успешно и приносит Полине и ее мужу неплохие доходы можно судить по тому, что каждый год они вместе с детьми часто бывают на фешенебельном горнолыжном курорте Куршевель и проводят там новогодние каникулы.

А с некоторых пор и в этом прекрасном месте открылся один из магазинов PODIUM market – Podium Jewellery по продаже брендовых ювелирных изделий, цена которых варьируется от пятнадцати до двадцати тысяч евро.

Чтобы быть в курсе всех модных новинок Полина Киценко старается бывать на важных культовых модных показах, где она отбирает наиболее интересные модели не только для своих магазинов, но и для себя – владелица PODIUM market предпочитает носить вещи от Chapurin Couture, Azzedine Alaia, Givenchy, Phillip Lim.

В своем образе она старается смешивать одежду люксовых марок и еще не очень раскрученных брендов. Полина очень благодарна мужу за то, что он создает все условия для того, чтобы она развивалась, поддерживает ее и, если это необходимо, подсказывает, как поступить в той или иной ситуации. Их союз можно назвать идеальным – в семье Киценко никогда не бывает скандалов, и они всегда умеют находить общий язык.

Полина Киценко

Биография

Полина Киценко – российская бизнесвумен, владеющая сетью модных бутиков, и популярная активистка ЗОЖ. Женщина начинала свой бизнес еще в начале 1994 года и сегодня занимает место среди ключевых фигур в российском фэшн-бизнесе.

Детство и юность

Полина искусно скрывает возраст, поэтому точной даты рождения в Сети не найти. По некоторым сведениям, Киценко родилась 14 апреля 1975 года, но официального подтверждения этой информации Полина не давала.

Бизнесвумен и светская львица Полина Киценко

Семья жила благополучно – отец девушки работал в прокуратуре. Полина родом из Александрова, города во Владимирской области, но, когда девочке исполнилось 11 лет, родители переехали в Москву. В столице Полина окончила школу и по совету отца отучилась на юриста, хотя в детстве хотела стать геологом.

Училась девушка хорошо и к выпуску пришла с красным дипломом. В период студенчества она попала в программу обмена студентов и получила шанс учиться в США. Америка впечатлила Полину – страна разительно отличалась от России времен перестройки.

Полина Киценко сейчас и в детстве

Особенно будущую бизнес-леди впечатлила местная мода – дома единственным способом одеться ярко и нестандартно было самостоятельное шитье. С собой из Штатов девушка привезла редкие тогда для России брендовые джинсы и кроссовки.

Вернувшись в Россию, Полина 2,5 года работала в департаментах платежных карт в коммерческих банках. Фитнесс стал увлечением девушки еще во время учебы, и благодаря спорту Поля встретила будущего мужа Эдуарда Киценко. Пара познакомилась в зале спортивного клуба, который оба посещали.

Бизнес

Эдуард оказался бизнесменом, уже тогда мужчина владел компанией Podium. Вдохновившись примером мужа, Полина в 1994 году открыла первый в своей биографии магазин одежды, который назвала аналогично – «Подиум». Сначала бизнес требовал большого количества усилий и почти не давал отдачи.

Полина Киценко с Карлом Лагерфельдом

Девушке буквально все приходилось делать «с нуля» — следить за тенденциями моды, искать способы ввоза вещей в страну. Часто складывалось так, что ей приходилось ездить за товаром самостоятельно.

Светская львица Полина Киценко с подругами

Однако труды принесли результат, бизнес постепенно пошел в гору. Это дало Киценко возможность расшириться и сделать бутик сетевым. Следующим шагом стало открытие Podium Market – магазина, рассчитанного на широкий круг покупателей, а не на селебрити. Это и было главной целью работы Полины в фэшн-индустрии – сделать модную одежду доступной простому человеку.

Креативный директор Podium Market Полина Киценко

В интервью Ксении Собчак Киценко призналась, что она жесткий и требовательный начальник, но не самодур. От подчиненных требует много, однако при этом терпима и способна дать человеку второй шанс, особенно если он признает ошибку. А вот оправданий бизнесвумен не терпит.

Личная жизнь

Полина много лет счастливая жена и мать. Женщина не перестает говорить, что Эдуард всегда был для нее надежной опорой во всем – от быта до бизнеса.

Полина Киценко с мужем

В семье растут двое детей – старший сын Егор и младшая дочь Антонина. Ту часть личной жизни, которая касается домашних, Полина не афиширует.

Киценко – известная светская львица. В числе подруг предпринимательницы Ксения Собчак, Наталья Водянова и Ульяна Сергеева. Полина участвует в благотворительности, посещает связанные с этим мероприятия. Муж редко сопровождает женщину на подобных выходах – Эдуарда публичная жизнь не привлекает.

Полина Киценко с детьми

По словам бизнесвумен, дом – самое главное в жизни, место, в которое постоянно хочется вернуться. Причем стиль и оформление дома продумывала не сама Полина, а супруг. Эдуард — не профессиональный дизайнер, но отличается, по словам жены, хорошим вкусом. Это подтверждает и то, что инициатором знаменитой прически Полины стал муж, посоветовавший женщине сделать стрижку чуть короче.

Стрижки Полины Киценко

Важная часть жизни Полины – здоровье и все, что с ним связано. Киценко – обладательница модельного роста 181 см, а вес женщины не превышает отметку в 60 кг. После рождения двоих детей поддерживать такую форму помогают правильное питание и постоянная физическая нагрузка.

Полина Киценко сейчас

ЗОЖ для Полины – основа мировоззрения. Женщина продолжает вести модный бизнес, но вне этой сферы ее жизнь связана со спортом и здоровым питанием. Киценко ведет блог в «Инстаграме», у нее более 500 тыс. подписчиков, большинство фото так или иначе связаны с физическим развитием.

Полина Киценко увлекается бегом

Главная страсть Полины – бег. Женщина участвует в марафонах разных городов и стран, а в 2015 году вместе с Натальей Водяновой организовала собственный. Благотворительный забег «Бегущие сердца» Полина организует ежегодно. Собранные средства идут в фонд «Обнаженные сердца», помогающий детям с особенностями развития. Сейчас марафон объединился с аналогичным мероприятием «Сбербанка» и проходит в 54 городах.

Читать еще:  Муж не хочет целоваться

Полина Киценко в 2018 году открыла спортивный клуб

В 2018 году Киценко запустила новые проекты – собственную спортивную студию и туристическую фитнесс-программу, в которой можно параллельно с тренировками посетить различные страны. Сама Полина такой туризм с юмором называет спортивным краеведением.

Полина Киценко:
В холодной воде красота сохранится дольше

Полину Киценко называют главной женщиной в российской модной индустрии. Говорят, что именно совладелица и креативный директор PODIUM market научила в свое время московских модниц носить леггинсы с платьями, а затем одеваться у русских дизайнеров. Сейчас Киценко известна еще и как человек, страстно увлеченный спортом: в ее инстаграме ежедневно появляются видео с тренировками и советы по питанию, она — один из организаторов крупнейшего благотворительного забега в России. Как устроен ее бизнес и обычный рабочий день, что значит для нее работа и как менялись представления москвичей о стиле — в интервью Лике Кремер и Ксении Чудиновой . Мы продолжаем серию публикаций «Кухонные разговоры» вместе с «Кухнями “Мария”» : интервью с влиятельными российскими женщинами на кухне Twist, установленной в редакции «Сноба».

Поделиться:

Чудинова: Нам хочется поговорить о том, кто такая Полина Киценко, какая она.

Киценко: Злая, с работы. Сейчас поговорит с вами и вернется в офис — а уже восемь вечера, потому что ее сотрудники не сдали ей задания в установленный дедлайн, который был в пятницу (сегодня понедельник). Полина Киценко — человек, который 10 часов в день сидит в офисе.

Кремер: Сейчас такой напряженный период, потому что кризис?

Киценко: Безусловно, поскольку экономическая ситуация не самая благоприятная ни в стране, ни в мире, расслабляться нельзя никому, и нам в том числе. Я никогда столько не работала, сколько сейчас.

Кремер: А как насчет того, чтобы делегировать полномочия?

Киценко: Особенно делегировать именно мои полномочия, к сожалению, некому, хотя у нас огромная команда. В целом, на рынке очень мало кадров, которые способны заниматься реализацией задач на бесконтрольном уровне. Очень много «креативных» людей, которые зажигаются моментально и так же быстро тухнут. Идей у меня много у самой, но я знаю по всем своим друзьям, владельцам бизнесов, что процент реализации задумок дотягивает дай бог до 30–40. И если не напомнишь, не возьмешь на контроль, не направишь, не подожжешь, не поднесешь фитиль, то не надо надеяться, что кто-то принесет тебе результат. Понимаете, работать большими мазками намного легче, чем быть человеком, который будет скрупулезно доводить идеи до конечного результата. Этих так называемых импрессионистов пруд пруди. А трудяг и пчелок, которые работают в режиме «дьявол — в деталях», — единицы. Трудяг и пчелок, на которых весь этот execution…

«Хочется верить, что по-дурацки я не была одета никогда»

Кремер: Давайте немного перемотаем назад: ваша деятельность началась примерно в 1994 году, когда был зарегистрирован бренд Podium. Как вы к этому пришли? Кем хотели стать, когда учились в старших классах?

Киценко: В десять лет я хотела быть геологом и искать драгоценные камни. У моих родителей была книжка про занимательную геологию, с цветными фотографиями, которые меня завораживали. Частично это реализовалось, кстати. Мы же открыли сеть Podium Jewellery.

Чудинова: А потом?

Киценко: Я училась в английской спецшколе. Куда в те годы все шли из московских спецшкол? Институт иностранных языков имени Мориса Тореза или МГИМО. Сначала я тоже собиралась поступать в МГИМО на факультет международной информации на только что тогда появившуюся специальность с загадочным названием Public relations (символично, что в жизни все возвращается на круги своя: сегодня одна из моих основных обязанностей — это и есть PR, хотя профильного образования я не получила но тому, чем я занимаюсь сегодня на работе, не научиться ни в одном из институтов мира), я серьезно трудилась в этом направлении. А потом в последний момент мне папа предложил Международный университет, который только что был открыт Гавриилом Поповым и Михаилом Горбачевым. Я быстро туда поступила на юридический факультет, на бесплатное обучение, и подумала, что хочу там остаться.

Фото: Татьяна Хессо

Чудинова: Как бы вы смогли ответить на такой довольно простой вопрос: откуда у вас вкус к вещам?

Киценко: У меня вкуса к вещам изначально, наверное, не было и быть не могло. Он развился. Когда у тебя нет в жизни никаких возможностей, откуда тебе знать, есть у тебя вкус к вещам или нет? Ведь я жила в обычной простой советской семье. Папа был чиновником, занимал серьезный пост в прокуратуре, но мы жили от зарплаты до зарплаты. У меня не было велосипеда. У меня не было импортных пеналов, бубль-гумов, и первая Барби мне была подарена уже как символ на 18-летие. Я не была мажоркой.

Кремер: Вы помните себя в тот период, когда вы еще по-дурацки одевались?

Киценко: Мне хочется верить в то, что очень уж по-дурацки я не была одета никогда. Все-таки я училась в спецшколе, и в какой-то момент меня отправили по студенческому обмену в Америку. Меня это очень сильно изменило. Я помню, что как-то сразу начала одеваться: джинсы Lee, кроссовки Reebok. На 1991 год это был шик.

Чудинова: Но при этом вы стали человеком, который занимается развитием модной индустрии и одевает мажоров. Откуда это чувство аудитории?

Киценко: Это не упало с неба. Сначала я просто вышла замуж. У мужа была компания Podium, у него был один магазин, и он категорически не хотел, чтобы мы работали вместе. Но мне так хотелось работать в моде, что я приложила все усилия для того, чтобы образовать себя в этой сфере, причем не с точки зрения потребительницы, которая бесконечно мерит и носит, носит и мерит. К тому же я имела неограниченный определенный ресурс даже просто собственного магазина. Я начала очень активно интересоваться тем, что происходило в индустрии, подписалась на все журналы, стала интересоваться нашим ретейлом. Я всегда считала, что куда сеешь, там и всходит.

Тогда был конец 1990-х, и весь люкс резко пошел вверх не только здесь, но и в мире. Был Диор, был Гальяно, еще был Джанфранко Ферре, Готье взбодрился и сделал свою линию pret-a-porter, только-только в Chloe пришла Стелла Маккартни, и тогда она была просто девушкой с огромной фамилией. Начался период оживления великих домов, уже траченных молью. Это был период, когда Louis Vuitton нанял Марка Джейкобса, а до этого Louis Vuitton был покрытый нафталином, никому не нужный бренд. Эти бренды начал подхватывать, выкупать и реинкарнировать концерн LVMH. Том Форд только-только пришел в Gucci, и никто из нас до этого не знал, что такое Gucci.

Читать еще:  Муж ушел к другой как пережить

Чудинова: Меня удивило, когда вы сказали, что не были мажором. Я думала, что вы всегда ориентировались на свой круг, одевали его. Вы, скорее, двигаетесь от люкса в направлении масс-маркет, чем наоборот.

Фото: Татьяна Хессо

Киценко: То, что мы делаем в Podium Market, — это не совсем масс-маркет. Это относительно новая ниша, и она сформировалась не здесь. Мы подхватили западную тенденцию. Поймите, что во всем мире во многих отраслях происходит кризис, и это не случайно. Последние 20 лет люкс стремительно развивался, каждый год нам навязывали новые коллекции, полная смена гардероба, красный, не красный, снова красный, черный уже не в моде. Бренды, логомания. Все дома начали делать уже даже не по четыре коллекции в год, потому что нужно было ровно загружать производство в течение года. Нам, потребителям, навязывали постоянное покупание. В какой-то момент это должно было кончиться. Произошло перепотребление на глобальном уровне: никому из нас не нужно столько вещей. Уже ни у кого нет сил перекладывать из сумки в сумку зеркальца и помады. А с другой стороны, были великолепные концерны Zara, Top Shop и т. д. — классные вещи, очень улучшившиеся в последнее время, но все же по-прежнему до первой-второй стирки. Все должно было прийти к какому-то балансу.

Поэтому и появились промежуточные марки, то, что мы называем affordable luxury. Они выпускают несколько коллекций в год и даже каждый месяц, словно fast fashion, но их отличает высокое качество и приемлемая цена. По качеству они почти не уступают люксу. Богатые люди уже не готовы покупать себе очередную футболку за 300 евро: можно пойти в American Vintage, купить шикарную майку за полторы тысячи рублей.

Поэтому мы сделали Podium Market. Такого в России не было.

Очень важно, что сейчас мода совершила все возможные рывки вокруг своей оси. Обратите внимание: новых тенденций уже не возникает. Ковбойский стиль всегда моден летом, стиль подружки-рок-н-ролльщицы всегда моден осенью. Летом всегда модна полоска. Всегда модно быть подружкой лесоруба. У Chanel есть безвременная коллекция балеток, которые уже не уценяются, просто добавляется в очередном сезоне два-три цвета. Это значит, что ничего не меняется.

Кремер: Получается, что вы заимствовали западный тренд, а значит, есть некоторое отставание. Вы наблюдали на собственном бизнесе, как менялся российский потребитель? Как менялись запросы, культура потребления?

Киценко: Сейчас уже нет никакого отставания. У нашего народа уникальная способность моментально впитывать все самое лучшее, что есть вокруг. Какое-то непопадание было в 1990-х, но сами вспомните, как оно быстро исчезло. Был момент, когда лихие бабенки штурмовали самолет на высоких каблуках, в джинсах со стразами. Первое, что выдавало и до сих пор иногда выдает наших соотечественниц, — это даже не отсутствие вкуса, о вкусах не спорят, но в первую очередь именно неуместность. Для меня в моде вообще самый главный вопрос не что надеть, а куда я иду и зачем я туда иду. Только после этого нужно задавать себе третий вопрос: в чем я туда пойду. Наши соотечественницы в 1990-х совсем не понимали, куда они и зачем, но четко знали, в чем они хотят быть.

Фото: Татьяна Хессо

«Мы не торгуем сувенирами»

Чудинова: Однажды мы беседовали с Аленой Долецкой, и она сказала: «Понимаешь, в России вообще нет моды как индустрии».

Киценко: Наверное, это давнее интервью Алены. Сейчас ситуация на рынке изменилась.

Чудинова: Мой вопрос, собственно, о том, как устроена сегодня индустрия моды в России.

Киценко: Видимо, в тот момент, когда вы говорили с Аленой, были еще другие времена. Podium на Новинском был первым магазином в России, который начал продавать русского дизайнера наравне с дорогими западными брендами.

Чудинова: Это была Алена Ахмадулина?

Киценко: Да, и в 2000 году она у нас висела буквально между Готье и Альбертой Ферретти. Мы были новаторами в том, чтобы настолько поддержать отечественного производителя.

Кремер: А сейчас сколько у вас российских дизайнеров?

Киценко: Я не смогу это подсчитать, но порядка 30% нашего портфолио, а значит десятки. Еще несколько лет назад я бы не поверила, что такое возможно. Знаете, у нас в России не было моды как таковой. У нас все время были эти странные недели моды, и к ним, конечно, были вопросы. На них приглашали каких-то действительно странных людей, которые показывали нам странные образы. А параллельно развились компании, бренды и дизайнеры, которые нигде не показываются, но шьют прекрасную одежду. Шьют ее здесь, на русских фабриках, в Москве, Подмосковье, на дальних отступах, в дальних областях. Конечно, это пока не те объемы, но, судя по нашему магазину, это семимильные шаги. У этих компаний активные производства, которые даже в течение сезона позволяют нам размещать дозаказы на понравившуюся модель. Это то, о чем раньше мы не могли даже и мечтать. В этих русских брендах и вещах, которые у нас висят, нет лубка, нет этой хламидомонадности.

Кремер: А узнаваемость русская в них есть?

Киценко: Это зависит от стиля, в котором работает дизайнер. Есть украинские или русские дизайнеры, которым нравится развивать историю национального костюма в современной обработке. У некоторых это выполнено прекрасно. Уже пару лет (лето — это время года) вышиванки делают все: от Ralph Lauren до Isabel Marant. Почему нашим дизайнерам это не сделать, учитывая, что это наша ДНК? Я вообще против делений дизайнеров по национальному признаку. Конечно, в конце 1990-х было модно группировать: это японские дизайнеры, это бельгийские дизайнеры, это американцы, это французы.

Кремер: Итальянцы до сих пор узнаваемы.

Киценко: Вот именно, что «до сих пор» и с трудом. Кто из них сохранил аутентику? Даже Gucci и Pucci уже не шарашит свои принты, они давно перестали продаваться. Нужно как-то эволюционировать. Сегодня мир космополитизирован так, как никогда раньше. У нас все дизайнеры в Podium Market висят вперемежку. У нас нет такого презрительно-уничижительного разделения: а вот это последний этаж, предпоследний закуток, «русский блок». Мы не делим наших дизайнеров по национальному признаку.

Кремер: Спрос на патриотизм, который возник у нас в стране в последнее время, отражается на вашем ассортименте?

Киценко: Мы не торгуем сувенирами.

Кремер: Но в обществе чувствуется желание одеться во все русское?

Киценко: Это есть. Просто раньше «русское» означало лубок, безвкусицу и плохое качество. Сегодня «русское» в том среднем сегменте, с которым мы работаем в Podium Market, — это качественно, при этом недорого, при этом актуально. В рамках тех тенденций, которые существуют сегодня в моде. Чем это уступает западным коллегам? Да ничем.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector